• Главная
  • Наши статьи
  • Совершенствование института процессуальных сроков как путь к реальному осуществлению права на судебную защиту

Совершенствование института процессуальных сроков как путь к реальному осуществлению права на судебную защиту

30 Сентября 2016
Совершенствование института процессуальных сроков как путь к реальному осуществлению права на судебную защиту

Своевременность защиты прав и интересов участвующих в деле лиц вполне можно считать парадигмой эффективности осуществления правосудия. Не случайно в статье 2 Гражданского процессуального кодекса РФ указано, что задачами судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел. Все действия в гражданском процессе должны совершаться в соответствии с гражданской процессуальной формой. Процессуальный срок является важным элементом процессуальной формы, а нарушение процессуальных сроков неизбежно ведет к нарушению процессуальной формы. Исследованию института процессуальных сроков и его прямого влияния на уровень и эффективность судебной защиты посвящали свои труды М.А. Викут, Е.В. Васьковский, Ю.С. Гамбаров, Е.А. Нефедьев, Г.Л. Осокина, М.К. Треушников, Ю.А. Свирин и др.

Среди исследователей-процессуалистов отсутствует единство мнения относительно места процессуальных сроков в общей классификации юридических фактов. Одни правоведы считают, что процессуальный срок является юридическим фактом и, следовательно, напрямую влияет на правоотношения. Другие придерживаются совершенно противоположного мнения. Однако несмотря на указанную гетерогенность научных позиций, можно сформулировать общее определение процессуального срока — промежуток времени, в течение которого должны быть совершены определенные процессуальные действия. Как нам представляется, ключевым словом в данном определении является слово «должны».

Как правило, процессуальные действия должны совершаться в процессуальные сроки, установленные федеральным законом. Однако если сроки не установлены федеральным законом, они назначаются судом (ч. 1 ст. 107 ГПК РФ). В процессуальной теории выделяют следующие виды процессуальных сроков:

  1. сроки, установленные законом:
    • сроки совершения процессуальных действий судом;
    • сроки совершения процессуальных действий лицами, участвующими в деле;
  2. сроки, назначенные судом:
    • сроки совершения процессуальных действий лицами, участвующими в деле;
    • сроки для выполнения распоряжений суда лицами, не участвующими в деле;
  3. разумные сроки.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 1999 г. No 79 «О ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. No 7 «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» отмечается, что «в целях защиты конституционных прав и законных интересов граждан уголовные и гражданские дела должны рассматриваться в строгом соответствии с правилами судопроизводства, важной составляющей которых являются установленные законом сроки выполнения отдельных процессуальных действий. Судам при осуществлении правосудия необходимо исходить из того, что несоблюдение установленных законом сроков производства по уголовным и граждан- ским делам существенно нарушает конституционные права граждан на судебную защиту...» (п. 1). Таким образом, Верховный Суд РФ придает процессуальному сроку важное конституционное значение, связывая его с правом на судебную защиту.

Вместе с тем Высший Арбитражный Суд РФ придерживался иной точки зрения на место и роль процессуального срока в арбитражном процессе. Так, в пункте 1 постановлении Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 г. No 99 «О процессуальных сроках» была сформулирована правовая позиция, согласно которой судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в разумные сроки, при этом нарушение установленных законодательством сроков рассмотрения дела само по себе не означает нарушение права на судопроизводство в разумный срок, следовательно, сроки, установленные законом или назначаемые судом, имеют второстепенное значение перед разумными сроками. Указанная позиция ВАС РФ привела к редуцированию института процессуальных сроков в судебной практике, поскольку допускалась возможность нарушения процессуального срока без ущерба для права на судебную защиту.

Несмотря на то, что Верховный Суд РФ требует строгого соблюдения процессуального срока, практика работы судов г. Москвы показывает, что соблюдение процессуального срока, установленного законом, не является обязательным условием соблюдения процессуальной формы. По всей вероятности, нормы права, закрепляющие процессуальные сроки, представляются московским судьям либо процессуальной фикцией, либо демонстрацией того, что судьи стоят над законом. Будучи адвокатом, автор настоящей статьи буквально по каждому гражданскому делу сталкивается с умышленным несоблюдением процессуальных сроков со стороны судей г. Москвы, поэтому репрезентативность настоящей статьи основывается на собственном эмпирическом опыте.

Так, в соответствии с частью 1 ст. 133 ГПК РФ судья обязан в течение пяти дней со дня поступления заявления в суд рассмотреть вопрос о его принятии к производству. Важно отметить, что закон не предоставляет право, а обязывает судью в течение пяти дней совершить определенное процессуальное действие. Фактически московские судьи принимают исковые заявления в течение двух-четырех месяцев. Например, судьей Тверского районного суда г. Москвы М.С. Москаленко по материалам дела No 21482 в 2016 г. было вынесено определение о возбуждении производства по делу только по истечении трех месяцев со дня поступления искового заявления в суд. Первое судебное заседание назначено только через четыре месяца после поступления искового заявления в суд. Также в Тверском районном суде письменные материалы из экспедиции поступают к судье только через месяц, т.е. месяц исковые заявления лежат в экспедиции без всякого процессуального определения и даже не передаются судье. Аналогичная практика имеет место и в Таганском районном суде г. Москвы. Жалобы председателю Мосгорсуда на нарушение процессуальных сроков, как правило, остаются без ответа.

Проиллюстрируем другой пример. На основании положения, закрепленного статьей 138 ГПК РФ, исковое заявление, не соответствующее требованиям закона, оставляется определением судьи без движения. В этом случае судьей предоставляется разумный срок для исправления недостатков заявления. Если в установленный срок истец исправит недостатки, заявление считается поданным в день первоначального представления в суд. Исковые заявления, как правило, в соответствии с законом должны рассматриваться в течение двух месяцев со дня поступления в суд (если иные сроки не предусмотрены законом). Однако судьи оставляют исковые заявления без движения на один-два месяца. Таким образом, если истец исправит заявление в указанный срок, производство по делу будет начато в срок, который лежит уже за пределами срока, установленного законом для рассмотрения гражданского дела.

Сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел определены в статье 154 ГПК РФ. Гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд (включая время подготовки дела к судебному разбирательству), а мировым судьей — до истечения одного месяца со дня принятия заявления к производству. Несмотря на то, что данный срок установлен законом, указанная выше норма права также носит лишь декларативный характер. За 20-летнюю практику в качестве адвоката автор статьи еще ни разу не сталкивался с гражданским судопроизводством, которое заканчивалось бы принятием решения в срок до двух месяцев. Возникает вопрос: каковы причины столь длительной волокиты при рассмотрении гражданских дел? Несовершенство закона или пренебрежение к закону судей? Действительно, сегодня сложно себе представить полное разбирательство дела в суде вместе с вынесением решения, которое по времени можно уложить в двухмесячный срок. Как нам представляется, имеет место несовершенство самого закона. Срок в два месяца на рассмотрение дела был закреплен еще в ГПК РСФСР 1964 г., затем в ГПК РФ 2002 г. Данный срок остался неизменным и в результате реформы процессуального законодательства в 2015–2016 гг. Логично ли это? Современная гражданско-процессуальная форма значительно усложнилась по сравнению с гражданско-процессуальной формой, закрепленной в ГПК РСФСР 1964 г. В ней появились элементы, неизвестные ранее действующему законодательству. Появилась необходимость проведения различных видов экспертиз, истребования различных документов из государственных и муниципальных органов. Все это объективно ведет к удлинению процессуального срока рассмотрения дела. Закрепление в действующем Кодексе срока, в который (как известно заранее) невозможно уместить все производство в суде первой инстанции, приводит к фикции самой гражданской процессуальной формы, к иллюзии ее существования, нивелирует базовые правовые формулы, разработанные еще римскими юристами (например, forma legalis est essentialis — юридическая форма есть существенная форма).

С другой стороны, отсутствие ответственности судей за нарушение сроков рассмотрения дела в суде создает предпосылки для необязательного соблюдения процессуальных сроков. Например, в соответствии с частью 2 ст. 199 ГПК РФ составление мотивированного решения может быть отложено судьей на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела. Фактически практика московских судей показывает, что составление мотивированного решения происходит в течение двух-шести месяцев. Например, судья Тверского районного суда г. Москвы Т.А. Молитвина в течение шести месяцев не составляла мотивированное решение по делу No 2-17/2016, лишая истца права на обжалование решения в апелляционном порядке. Жалобы председателю Тверского районного суда и председателю Мосгорсуда остались без реагирования, что лишний раз свидетельствует о пренебрежительном и неуважительном отношении руководства Мосгорсуда к срокам, установленным законом.

После вынесения решения в окончательном виде сторона, не согласная с решением суда, имеет право на апелляционное обжалование принятого решения. В соответствии с частью 2 ст. 321 ГПК РФ апелляционные жалобы могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме. В последующем суд первой инстанции должен направить дело с жалобой в суд апелляционной инстанции. Статьей 327-2 ГПК РФ установлены сроки рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции. В апелляционной инстанции районного суда и суда субъекта РФ срок рассмотрения жалобы на решение суда первой инстанции установлен до двух месяцев со дня поступления в суд дела и апелляционной жалобы, в Верховном Суде РФ срок апелляционного рассмотрения составляет три месяца. Однако в законе не указан срок, в течение которого дело направляется в суд второй инстанции судом первой инстанции.

Пробел в правовом закреплении срока, в течение которого суд первой инстанции обязан направить дело с жалобой в суд апелляционной инстанции, позволяет суду первой инстанции сколь угодно долго хранить у себя дело, не направляя его в суд следующей инстанции. Так, по делу No 2-1300/16, рассмотренному Никулинским судом г. Москвы 18 марта 2016 г., до сентября 2016 г. дело не направлялось в Мосгорсуд для апелляционного рассмотрения, т.е. почти шесть месяцев дело лежало в канцелярии Никулинского суда. Пробел в праве нивелирует само право потерпевшего на судебную защиту и ставит под сомнение эффективность судебной защиты в Российской Федерации.

Во всех вышеописанных случаях грубого нарушения процессуального закона со стороны судей г. Москвы были приведены конкретные примеры из собственной практики автора, однако список нарушений закона по гражданским делам может быть продолжен, поскольку практически в каждом судопроизводстве в судах г. Москвы судьи полагают, что нормы права существуют только для лиц, участвующих в деле, но не для них самих. В связи с чем возникает вопрос: может ли судья исполнять свои обязанности, если он сам не является примером уважительного и безукоризненного уважения закона? И, судя по сформировавшейся практике судопроизводства в г. Москве, отвечая на этот вопрос, следует сказать — ДА. Ни Администрация Президента РФ, ни Верховный Суд РФ никаких оргвыводов по сложившейся порочной практике судопроизводства не делают, следовательно, также презюмируют возможность и допустимость нарушения процессуальных сроков.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24 августа 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел» (п. 2) недвусмысленно указал, что преднамеренное грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданную волокиту при рассмотрении уголовных и гражданских дел и существенно ущемляющее права и законные интересы граждан, «следует рассматривать с учетом конкретных обстоятельств как совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи или ущемляющего авторитет судебной власти». Однако ни одного судью не наказали за нарушение процессуальных сроков. На бумаге вроде бы все правильно, но фактически институту процессуальных сроков придается второстепенное и необязательное значение в процессуальном праве России.

Неоправданная волокита должна влечь применение к виновному судье мер дисциплинарной ответственности на основании Федерального закона «О статусе судей». Более того, в постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. указано, что на основании пункта 2 ст. 1070 Гражданского кодекса РФ подлежит возмещению государством вред, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных актов, а также в иных случаях, в частности, при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена. Данное положение формально правильно, а по существу является издевательством. Кто будет устанавливать вину судьи? Сколько судей в г. Москве привлечено к ответственности за нарушение процессуальных сроков в текущем году? Статистики нигде нет. А сроки нарушаются по каждому гражданскому делу. При этом нет виновных судей, следовательно, и взыскать с государства вред по статье 1070 ГК РФ невозможно.

Имеют место также теоретическая и практическая проблемы в соотношении законных и разумных сроков. Известно, что разумные сроки значительно превосходят законные сроки, т.е. сроки, установленные законом. Следовательно, сроки, установленные законом, неразумны. Но если законные сроки не разумны, их следует привести в соответствие с чьей-то разумностью. После чего должна быть установлена ответственность судей за нарушение разумных (законных) сроков.

Повсеместное нарушение судьями процессуальных сроков (на примере г. Москвы) и отсутствие их персональной ответственности, отсутствие контроля со стороны Председателя Мосгорсуда О. Егоровой за сроками в гражданском процессе свидетельствует о глубоком кризисе судебной власти в конкретном субъекте РФ, умалении гражданской процессуальной формы и в конечном итоге к фикции права на судебную защиту.

Исследуемые выше причины наметившегося кризиса в судопроизводстве детерминируют необходимость внесения в ГПК РФ следующих изменений:

  • увеличить сроки рассмотрения гражданских дел до размеров разумных сроков, исключив из гражданского процессуального права институт разумных сроков. Таким образом, законный срок должен быть разумным и при этом определенным и конкретным;
  • предусмотреть в процессуальном законе, а не в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, что нарушение судьей процессуального срока, повлекшее волокиту при рассмотрении гражданских дел, существенно ущемляет права и законные интересы граждан, а следовательно, должно влечь ответственность судьи;
  • cрок рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции должен исчисляться не с момента поступления дела в суд второй инстанции, а с момента принятия апелляционной жалобы судом первой инстанции;
  • нарушение процессуальных сроков со стороны лиц, участвующих в деле, должно влечь за собой отказ в защите нарушенного материального права;
  • с целью сокращения количества дел, рассматриваемых судами, сокращения подачи необоснованных исков и перераспределения гражданских дел в пользу третейских судов предусмотреть в Налоговом кодексе РФ значительное повышение размера госпошлины;
  • изменить часть 3 ст. 108 ГПК РФ, закрепив, что такое процессуальное действие, как подача в суд любого документа, должно быть совершено до окончания работы суда в последний день срока. Если лицо, участвующее в деле, направляет жалобу, документы через почтовое отделение, такие документы должны быть сданы в почтовое отделение заблаговременно, с учетом нормативов доставки почтовой корреспонденции, установленных Министерством связи и массовых коммуникаций РФ. Совершение действия должно считаться выполненным в срок, если документы сданы на почту заблаговременно, с тем чтобы они поступили в суд до последнего дня срока;
  • в Кодексе РФ об административных правонарушениях предусмотреть ответственность почтового отделения, доставившего почтовую корреспонденцию в суд с нарушением нормативных сроков доставки корреспонденции. Предоставить судьям право при рассмотрении конкретного дела выносить постановление о привлечении почтового отделения к административной ответственности за нарушение сроков доставки корреспонденции.

Библиография

Свирин Ю.А. Некоторые размышления о реформе гражданского процессуального законодательства и права России // Современное право. 2014. No 9.

Контактная информация об авторе

Свирин Юрий Александрович, заведующий кафедрой гражданского права и процесса ОУП ВО «Академия труда и социальных отношений», действительный член Академии Естественных наук, академик Академии фундаментальных наук (Москва, ул. Лобачевского-91), доктор юридических наук, профессор; e-mail: usvirin@mail.ru.

Возврат к списку

Контактный телефон:
8 (915) 370-50-88

Спец-предложение